Головна / Інтерв'ю / Юрий Луценко: Кучме — прямая дорога в Подмосковье

Юрий Луценко: Кучме — прямая дорога в Подмосковье

И.о. министра внутренних дел Юрий Луценко рассказал о бесправной милиции, которая никак не может возбудить уголовные дела против чиновников-преступников, о своих амбициях, о расследованиях убийств Вячеслава Чорновила и львовского бизнесмена Степана Сенчука, а также о кражах из львовских архивов

– Юрий Витальевич, в прошлом году было много разговоров о незаконной приватизации, возбуждало ли МВД дела против экс-председателя ФГИ Михаила Чечетова?

– На этом примере видно, как работает милиция и почему ей не удается самостоятельно довести дело до суда. Любое должностное лицо, которое подозревается в совершении того или иного преступления, может привлекаться к уголовной ответственности лишь прокуратурой. Милиция еще в мае пригласила господина Чечетова для дачи показаний по материалам проверки законности приватизации, например, центрального рынка Днепропетровска, знаменитой «Озерки», а также оздоровительного комплекса «Таврия». В ходе беседы он сообщил известные ему обстоятельства относительно приватизации этих объектов, а также дополнительно информировал об обстоятельствах других очень резонансных дел. После этого господин Чечетов вызывался в милицию еще два раза и давал показания по другим объектам приватизации, в частности по Никопольскому заводу ферросплавов (НЗФ). В июне прокуратура Днепропетровской области по материалам нашего департамента борьбы с экономическими преступлениями на основании свидетельств Чечетова и других доказательств, которые не имею права разглашать, возбудила уголовное дело по днепропетровскому центральному рынку и по санаторию «Таврия». 16 июня прокуратура Днепропетровской области возбудила еще одно уголовное дело, которое касалось также незаконной приватизации. В сентябре я направил в Генеральную прокуратуру материалы, которые на основе показаний Чечетова, а также других доказательств, с нашей точки зрения, должны служить основанием для возбуждения уголовного дела по приватизации НЗФ. Так что господин Пискун был неправ, когда говорил, что ему президент не давал возможности двигать это дело. На самом деле оно могло быть возбуждено еще летом.

– Как, по-вашему, можно выйти из ситуации?

– Если мне выпадет честь, и мне снова предложат стать министром внутренних дел, я буду ставить вопрос об изменении законодательства о подследственности. Норма, по которой расследование преступлений должностных лиц может проводить только прокуратура, по моему мнению, является советским атавизмом. Я буду добиваться, чтобы милиция могла расследовать уголовные дела по должностным лицам вплоть до уровня заместителя министра, как минимум. Тогда весь этот вал уголовных дел мы будем быстро и эффективно расследовать и доводить до суда.

Если бы моя воля, то через месяц после допросов Чечетова было бы возбужденное уголовное дело, и господин Кучма предстал бы в нем в качестве обвиняемого. Я думаю, что Данилычу пора ехать в любимое Подмосковье, иначе будет беда. У нас сегодня, такая тенденция сложилась: или берут русское гражданство, как это сделал Бакай (экс-глава Госуправделами), Белоконь (экс-глава МВД), Боделан (экс-мэр Одессы), или идут в список к Наталии Витренко. В нынешний список Витренко Кучма уже не успевает, поэтому ему остается или идти к прокурору, или дорога в Подмосковье.

– У вас был разговор относительно дела Чечетова с нынешним генпрокурором?

– Нет. Я ему направил материалы для возбуждения уголовного дела по НЗФ еще 6 сентября. Надеюсь, все будет нормально.

– Можете ли вы огласить новые данные расследования убийства Степана Сенчука и Вячеслава Чорновила?

– Подробности расследования убийства Сенчука, к сожалению, не имею права разглашать. Действительно, было задержано двух лиц, один из которых уже, по решению суда, арестован. В розыске еще несколько лиц, которые находятся на территории Украины, но больше ничего сказать не могу, так как это навредит следствию. И генерал Максимов (начальник УМВДУ во Львовской области. — «ДЕЛО»), и представители прокуратуры, которые совместно организовали оперативно-следственную группу, уверяют, что есть хорошие перспективы для раскрытия дела. Мы прекрасно понимаем, насколько оно принципиально для львовской общественности.

Относительно Чорновила, опять же, могу сказать, что в прошлом году ко мне наведался господин Тарасюк (не в качестве министра, а в качестве руководителя политической партии) и попросил меня активизировать расследование по Чорновилу. Чтобы не было никаких сомнений в моей объективности, я предложил ему выбрать самому человека, которому он будет доверять на должности следователя. Он выбрал. Этот следователь очень активно работал, выезжал в Кировоградскую и Волынскую области, работал в Киеве. В результате он нашел ряд очень серьезных новых обстоятельств этой трагедии. После этого дело было востребовано Генпрокуратурой, и сейчас ведется расследования совместно МВД, Генпрокуратурой и СБУ. Мой заместитель недавно был намерен дать интервью СМИ по этому делу, но его перед этим вызвали в Генпрокуратуру и взяли подписку о неразглашении тайны следствия. Поэтому он ничего сенсационного не сказал. Не скажу и я. Подписку не давал, но понимаю, как это может навредить расследованию. Скажу только одно: если те показания, которые появились у следствия, подтвердятся, а не будут лишь заявлениями, то это будет свидетельствовать однозначно об убийстве Чорновила. Но, возможно, это лишь желание некоторых свидетелей преувеличить свою роль в украинской политической жизни.

– Почему вы решили баллотироваться в Ривненский областной и Киевский городской советы?

– Дело в том, что в Ривненской области сложилась ненормальная ситуация во взаимодействии областной власти с милицией. Я не начинал этой войны. Дошло до того, что губернатор подал в суд за оскорбление чести и достоинства и снял с милиции 100 тыс. грн., из-за чего заблокировал ее работу. Я уже молчу, что там нет ни одной копейки на поддержку милиции в областном бюджете. Там избрана какая-то такая тактика, что милиция — чужая для местной власти. Было сказано, что «пусть вам Луценко помогает». Я помогу. Я приду в Ривненский областной совет и оттуда докажу, что все вместе мы должны помогать честным работникам милиции, если хотим от них результата. Это же касается Киевского городского совета. Кроме того, я бы не хотел, чтобы в какой-либо области сложилась монополия определенной политической силы на власть. При этом я не буду заниматься выборами — я лишь разрешил взять мою фамилию и поставить ее в список. Я не буду агитировать, ездить выступать перед людьми. Надеюсь, что определенного авторитета хватит, чтобы конструктивная проправительственная левоцентристская партия была мощно представлена в Ривненском облсовете, а также в украинской столице. Но это не означает, что я откажусь от должности министра. Как вы себе это представляете, чтобы я поехал в Ривно депутатом, если стану министром?!

– К какому выводу пришло следствие относительно краж из Львовского архива?

– Дело готово, чтобы его передали в суд. Тем не менее, Генпрокуратура под давлением многих писем и обращений отозвало его на изучение. Это нормально. Надеюсь, что они подтвердят выводы следствия МВД и отправят его в суд.

«Дело», №63, 25.01.2006

x

Рекомендуємо

У Верховній Раді назвали проблему, яка чекає на вчителів у Львівській області

Освітяни низки новостворених територіальних громад у Львівській області можуть залишитись без зарплати ...